История породы ирландского сеттера
Актуально

Ирландский сеттер: история породы

Англия — историческая родина собак, которых мы называем сегодня «островными легавыми». Это пойнтер, английский сеттер, ирландский красный и красно-белый сеттеры, и, наконец, шотландский (сеттер-гордон). В нашей статье речь пойдет об ирландском красном сеттере.

Стандарт породы: начало

Стандарт породы был принят в Дублине в 1886 г. Примерно в этот же период повсеместно были созданы первые питомники, специализирующиеся на разведении ирландских сеттеров. Не стала исключением и Россия. Русские охотники полюбили эту породу за ее нарядный окрас, нестомчивость в работе, общий экстерьер и темперамент. Все это позволило ирландцу стать прекрасным помощником в условиях российских охот.

В дореволюционной России ирландские сеттеры были в равных условиях со своими зарубежными соплеменниками. Более того, постоянно импортируя крови лучших питомников Англии, Бельгии и Франции, российские заводчики сумели не только поддержать экстерьер своих сеттеров на мировом уровне, но повысить и усовершенствовать рабочие качества собак этой породы.

Ирландский сеттер история породы

Послереволюционные изменения

Революция внесла свои жесткие коррективы в отечественное собаководство. Так, охотничьи собаки, принадлежавшие царской семье, были проданы в Америку, а «дорогостоящие» питомники прекратили свое существование… После этого, как водится, горстке энтузиастов-любителей породы пришлось начинать все с нуля, поскольку уцелевшие сеттеры утратили документы о происхождении, а племенная работа велась любителями, хаотически и беспланово…

В период с 1931 г. и вплоть до начала ВОВ на выставках, проводимых ЛООКСом, экспертами работали большие знатоки породы (такие, как А.Я.Пегов, А.С.Тюльпанов, Н.Э.Клейн, А.А.Чумаков). Они делали печальные заключения о том, что общий уровень породы, судя по материалу, приведенному на выставку, следует признать не совсем удовлетворительным: «Нет смысла тратить время и средства на размножение и распространение посредственностей, к тому же с неполной родословной и с расчетом на авось». Ежегодно авторитетные эксперты указывали на необходимость приобретения и активного использования хороших производителей.

В итоге, за последние три предвоенных года повысился средний уровень экстерьера собак. Это было довольно большим достижением, если учесть тот фактор, что в разведении использовались исключительно дипломированные по рабочим качествам собаки, а наличие большого количества экстерьерных наград при отсутствии натаски не являлось предпочтительным

Породники того периода стремились к повышению и закреплению исключительно рабочих качеств. Хотя и тогда уже были люди, отчетливо понимавшие, что рабочие качества и отличный экстерьер неразрывно связаны. Тому, кто мало-мальски знаком с генетикой, понятно, что рабочие качества входят в генотип собаки и передаются по наследству. Между тем, рабочие качества, проявляемые собакой, индивидуальны. Более того, при усиленной натаске и дрессировке каждой собаки, проявление рабочих качеств является скорее приобретенными признаками, а приобретенные признаки (в отличие от врожденных) не передаются по наследству.
Нелишним здесь будет отметить, что еще в те далекие годы к племенному использованию не допускались (либо, в исключительных случаях, использовались очень мало) производители, имевшие проблемы с психикой: агрессивные, излишне упрямые, трусливые.

Таким образом, ирландский сеттер был довольно популярной породой среди охотников дореволюционной России, и к 1917 году, усилиями русских заводчиков, в стране сложился качественно высокий уровень поголовья ирландцев. Октябрьская революция нанесла непоправимый урон отечественной кинологии, истребив все лучшие линии. Работа же по восстановлению поголовья ирландских сеттеров была крайне затруднена в послереволюционный период, и практически невозможна в период Великой Отечественной войны.

История породы ирландского сеттера

Современное состояние породы

К сожалению, на сегодняшний день состояние породы в целом можно признать плачевным. Большие сложности для дальнейшего развития ирландца создаются патриархальным укладом большинства наших охотничьих клубов. Не признавая ни стандарта, ни образцов племенных документов образца FCI (полноправным членом которой стала Россия), они отрицают также сертификатные выставки любого уровня. Остается непонятным, зачем этим организациям нужно было иметь партнерские отношения с Российской Кинологической Федерацией, которая представляет Россию в FCI. И почему РКФ так нетребовательна к этим старейшим клубам, попустительствуя бездумному самоуправству?

Так, во всем мире считаются очень важными и проводятся тесты на наличие признаков дисплазии у ирландского сеттера. К сожалению, современный ирландец предрасположен к этому серьезному нарушению, которое, оставшись бесконтрольным, может нанести катастрофический урон породе. Поэтому, совершенно правомерно РКФ требует от собак, допускаемых в племенное разведение, прохождения этих тестов (HD). Но большинство наших заводчиков не только не выполняют этих требований, но и уверенно заявляют, что дисплазия — это беда исключительно импортных собак, а наши отечественные сеттеры совершенно свободы от этой проблемы. Такой оптимистичный вывод делается на том простом основании, что абсолютное большинство наших собак (в отличие от европейских) никогда не проходило подобный тест.

«Двойной» стандарт породы

Абсурдной остается ситуация и с «двойным» стандартом породы. Как уже отмечалось, большинство отечественных охотничьих клубов не принимают стандарт породы образца FCI. Считается, что наш «российский стандарт» куда более отвечает духу породы. Самое печальное в том, что большая часть нашего поголовья вообще не соответствует ни одному из этих стандартов.

Так, например, пугающе обстоит дело с задними конечностями наших ирландцев. Редко у какого представителя этой породы можно увидеть «выраженный», а тем более «ярко выраженный», угол скакательного сустава. В основном это прямоватые, либо совсем прямые конечности. Отсюда и появление термина «волчий поскок». А как же еще может передвигаться собака с прямыми задними ногами? Если уж касаться охотничьей терминологии, то на самом деле, ирландскому сеттеру присущ «длинный волчий мах». И это отличительный элемент стиля работы красного сеттера. Но на сегодняшний день, увы, российские ирландцы упорно передвигаются именно «волчьим поскоком».

Другой печальный пример. Постав ушей наших собак, который также не соответствует ни одному из стандартов. У большинства наших сеттеров уши посажены не то что ниже или на уровне глаз, как того требует стандарт, а исключительно выше уровня глаз. Очень часто можно увидеть весьма занятных ирландцев с «ушками на макушке».

Не случайно именно голова считается главным породным признаком ирландского сеттера. И в обоих стандартах достаточно детально описывается, какой формы и каких линий должна быть голова у ирландца. Однако на деле формы голов у наших собак весьма заметно разнятся. Здесь можно увидеть и непараллельность линий черепа, и непараллельность линий черепа и морды, широкоскулость, остромордость, легкомордость, короткие морды, практически невыраженные затылочные бугры и т.п.

Тем удивительнее бывает слышать от именитого эксперта высказывания о том, что в породе есть примерно три типа головы, и что все они имеют право на существование. Для чего же тогда нужен стандарт, столь обстоятельно описывающий все детали? Об однотипности российского поголовья даже и мечтать не приходится.

Интересно отметить также тот факт, что суки наших ирландцев, как правило, заметно лучше кобелей. Эта тенденция наблюдается на протяжении многих лет, но никого из «корифеев-племенников» это почему-то не настораживае

К сожалению, на выставках часто можно увидеть ирландских сеттеров с неуравновешенной психикой. Либо собака ходит по рингу с поджатым хвостом, либо вырывается из ошейника и убегает с ринга «в неведомые дали». Великое множество собак наотрез отказывается от показа зубов: бьются на поводке, шарахаются от склонившегося эксперта (порой даже норовя укусить, что вообще недопустимо), а кобели нередко бывают весьма агрессивны при осмотре семенников. При этом мало кто способен показать в ринге приличные движения: добрая половина собак просто садятся на «пятую точку» и наотрез отказываются двигаться, а другая часть предпочитает весело скакать на поводке.

Таким образом, следует признать, что черты вырождения российского ирландского сеттера уже налицо. Это и регулярное появление собак с неуравновешенной психикой, и появление собак нетипичной для породы конституции (как излишне сырой, так и лещеватой). В последние годы суки ирландского сеттера стали приносить в пометах, как правило, не более семи, а нередко и вовсе по одному-два щенка. А ведь порода по праву считается одной из самых многоплодных. К тому же, никем не учитывается процент мертворожденных и павших до отъема щенков. Старательно скрывается любое проявление плембрака в пометах: крипторхизма, отклонения от формы прикуса и зубной формулы, отсутствие полового диморфизма и т.п.

Еще в предвоенные годы эксперты-племенники неустанно повторяли о необходимости приобретения хороших производителей. Теперь эта необходимость стоит остро, как никогда

В то время, когда цивилизованный кинологический мир стремится к обмену кровями лучших производителей, большинство наших старых породников считают, что импортная кровь лишь испортит «превосходных российских сеттеров». На протяжении вот уже многих десятилетий крови наших ирландцев не обновлялись и не улучшались. Удивительным можно считать уже тот факт, что порода каким-то образом просуществовала до этих пор.

Разведение ирландских сеттеров в России

Что такое «бонитировка» и как она работает

Понятие «бонитировка», появившееся в 50-е годы прошлого века, и действующее и поныне, было создано для удобства зоотехнического учета. «Мудрецы», придумавшие эту систему оценки и отнесения собак к классам, наверное, меньше всего думали о развитии и улучшении породы.

Общепризнанно, что в России традиционно поощряются охотничьи качества собак. При этом высокие рабочие качества должны сочетаться с классным экстерьером. Задача трудная, но выполнимая. Бонитировка же противопоставляет рабочие качества экстерьеру. В этом состоит ее коренное противоречие и порочность. Можно отмечать рабочих собак высокой классностью, но не нужно путать эту «бонитировочную классность» с племенной. Однако именно это и происходит.

Племенная классность оценивается, прежде всего, по потомству. Причем, не мифическому, записанному в соответствующие графы «Свидетельства на охотничью собаку», а представленному на данной выставке, и оцененному как потомство данных производителей. На деле же получается, что для прохождения в класс «Элита» кобелю нужно минимально иметь шесть баллов, а суке четыре — за потомство. А это значит, что их дети имеют диплом III-й степени и оценку экстерьера «хорошо». Так какие же это улучшатели породы, если дают потомство хуже себя?

Более того, чтобы пройти в класс «Элита», собака должна иметь минимально один диплом II-й и один диплом III-й степени по основному виду дичи, и высокую оценку экстерьера (лишь в последние годы измененную на «отлично», вместо «очень хорошо»). А что за «дивные» представители породы становятся Чемпионами! Зачастую это самый неприглядный представитель данного ринга с вынужденно натянутой отличной оценкой (дабы выставка не осталась без Чемпионов).

Есть в бонитировке еще одно замечательное условие для прохождения в столь желанный класс «Элита». Это, как минимум, 18-ти балльное происхождение. Иначе говоря, наличие хотя бы одного дипломированного родителя. При этом именно за графу «родители» из всей родословной начисляется наибольшее количество баллов, а остальные предки должны только присутствовать. Бонитировка не учитывает их рабочие и экстерьерные качества, достаточно их наличия.

Неоднократно случались ситуации, когда собака, имея высокие полевые дипломы, высококлассное потомство, не могла стать «элитной» (а тем более, Чемпионом). И только потому, что имела за происхождение 16 баллов, то есть ни мама, ни папа этой собаки не имели рабочих дипломов. При этом в остальных коленах родословной хоть все предки могли иметь дипломы высшей степени, и оценки «отлично», это никого не интересовало. Таким образом, замечательная полевая собака отвечает за «грехи» своих родителей. А точнее, за то, к каким людям попали ее родители. Очевидно, что «неодипломленными» они остались в силу различных обстоятельств, не имеющих отношения к рабочим качествам собак.Та же картина и с «классным потомством».

Классным потомком считается собака, имеющая минимальную оценку экстерьера «хорошо» и диплом III-й степени

Таким образом, это не племенной отбор, а чистой воды лотерея. Все зависит от того, к каким владельцам попали щенки ирландского сеттера. Создаются парадоксальные ситуации, когда у худших по экстерьеру собак полно «классного потомства» только из-за того, что владельцы щенков были активны, а также вложили достаточно большие деньги в их натаску. А вот лучшим по экстерьеру не повезло: владельцы щенков не хотят, не могут или даже не думают о натаске.
Надо сказать, что сейчас редко кто натаскивает сеттера сам. Не то, чтобы это было так уж трудно, просто требуется много времени, терпения и настойчивости. А в настоящее время, еще и наличие автомобиля становится почти обязательным условием успешной натаски, поскольку найти птицу возможно только далеко от города.

В придачу ко всему, в породе определенно существует, так называемый, «закон компенсации». Как правило, чем проще по экстерьеру ирландский сеттер, тем выше у него рабочие качества (исключения бывают, но редко). А теперь представим, что кобеля или суку, экстерьерно стоящих не выше оценки «хорошо», но имеющих массу дипломов II-й и даже I-й степени, к тому же имеющих описанное выше «классное потомство», старательно тянут в Чемпионы и усиленно размножают (вязками эти действия назвать язык не поворачивается). И все это в обход более экстерьерных, но менее дипломированных представителей породы.

Да, рабочие качества наших собак признаны во всем мире. Но где же сам ирландский сеттер? Как «за дымом огня не видно», так и тут: за рабочими качествами не видно экстерьера. А экстерьер и рабочие качества — два тесно взаимосвязанных понятия. Несложно представить, что, не улучшая и без того невысокий экстерьер сегодняшнего ирландца, «племенники», ратующие за рабочие качества, могут скоро лишиться и их.

Здесь также невозможно не отметить ту роль, которую сыграло, и до сих пор продолжает играть племенное положение, согласно которому только дипломированный на испытаниях кобель может использоваться в вязках

Сукам же, не имеющим полевого диплома, разрешена только одна, так называемая, «биологическая» вязка. Да, после вязки сука действительно окончательно формируется, но если эта вязка остается единственной, то, скорее всего, собака будет обречена закончить свою жизнь от онкологических заболеваний (и это могут подтвердить квалифицированные ветеринары).

Таким образом, наше племенное разведение носило и все еще носит характер лотереи, когда худшие представители породы, попав к более активным и состоятельным людям, были натасканы, после становясь производителями (опять же, исключения есть, но они редки). Наряду с этим, совершенно не использовались замечательные экстерьерные кобели, не получившие полевых дипломов из-за того, что у их владельцев не было средств/времени/желания их натаскивать.

С суками дело обстояло также не лучшим образом. Бюро сектора назначало цены на щенков в зависимости от «племенной классности» родителей, исходя из результатов бонитировки. Таким образом, владелец далеко не блестящей по экстерьеру, но дипломированной суки (она могла и не охотиться, просто иметь полевой диплом) имел возможность ежегодно плодить щенков от таких же «высококлассных» производителей, зарабатывая на этом немалые по тем временам деньги. Учитывая то обстоятельство, что для приобретения щенка будущий его владелец должен был обязательно иметь охотбилет и стоять в очереди (бывало, и более года), легко представить, что такие «элитные» щенки раскупались мгновенно, едва достигнув месячного возраста.

На сегодняшний день племенное положение в старейших охотничьих клубах нисколько не изменилось. Бонитировка царствует и лидирует. Выставки, проводимые по правилам РКФ-FCI, полностью игнорируются, за то выдаются все те же «советские» документы на собак. А при подборе пар по-прежнему учитываются только «полевые» достоинства кобелей-производителей (согласно все той же пресловутой бонитировке).
Что можно сказать о состоянии породы, которую «размножали» десятилетиями, руководствуясь «племенной классностью по бонитировке»? Плачевные результаты такой племенной работы мы можем с грустью наблюдать сегодня на любой охотничьей выставке.

Если собрать всех «отличников»-ирландских сеттеров с любой охотничьей выставки и поставить их в ринг любой выставки системы FCI, вряд ли кто-то из них получит оценку выше «хорошо». Возможно, поэтому охотничьи клубы так упорно игнорируют «сертификатные» выставки?

Экстерьер и рабочие качества связаны неразрывно, повторим еще раз. С момента появления первых ирландских сеттеров в России и вплоть до наступления «эры бонитировки», выставки собак в России и за рубежом проводились по одному принципу — выявление лучших по красоте (большему соответствию стандарту породы) собак. Там же, на выставках, осматривалось полученное потомство, по уровню которого оценивались производители. Собаки награждались золотыми и серебряными медалями, в зависимости от степени соответствия экстерьеру. Судьи, заводчики и просто любители породы ясно видели — вот лучшие представители породы.

Однако нагрянувшая бонитировка резко изменила всю картину. Попробуйте объяснить любому зарубежному эксперту или заводчику, что это такое. Не поймут, как ни старайся, поскольку бонитировка по сути своей нелогична, несправедлива и надуманна. Она призвана «выгодно» отличать российских ирландских сеттеров от их зарубежных собратьев. К чему это привело, мы можем судить… Выставки, проводимые сегодня по системе РКФ-FCI, практически полностью соответствуют тем, что были у нас в России до введения бонитировки. Да, по правилам РКФ бонитировка имеет право существовать, как чисто российский элемент этих выставок, с целью поощрения рабочих собак, но отнюдь не с целью ведения племенной работы.

Таким образом, на сегодняшний день многострадальная порода «Ирландский красный сеттер» пребывает в России на том же уровне, что и в послереволюционный период. Есть, правда, и позитивные отличия. Например, по количеству ирландцев сейчас значительно больше. Практически нет собак, не имеющих неполную четырехколенную родословную. Рабочие же качества закреплены так, что и пятнадцатью поколениями чисто выставочных собак их «не испортишь» (хотя не будем забывать про наследуемые гены, т.е. рабочие качества).

Однако вот уже много десятилетий (а это достаточный срок для формирования поголовья) в породе не было производителей из лучших питомников мира. Собаки разнотипны, суки заметно лучше кобелей, а общий экстерьерный уровень породы неудовлетворителен. Российский ирландский сеттер стоит на грани вырождения.
Однако сегодня у нас есть еще реальный шанс выйти с нашими собаками на мировой уровень. Имея достаточно большое маточное поголовье и используя импортных производителей, можно за короткий период заметно улучшить экстерьер наших сеттеров. И тогда, уже на ближайших поколениях с обновленной кровью, можно будет продолжать работу с породой в духе старых российских и нынешних мировых традиций.

Вывод прост: породу нужно собирать и восстанавливать почти как в послереволюционный период. Но делать это не беспланово и хаотически, а систематизировано и целенаправленно. Ибо, воистину, нет смысла тратить время и средства на размножение посредственностей

 

Ирландский сеттер разведение

Роль клубов и питомников в развитии породы

Как уже отмечалось, революция 17-го года с покончила с «дорогостоящими питомниками» в России. Да, питомник вообще не может быть недорогостоящим, поскольку это понятие профессиональное и, как в любом серьезном начинании, требует серьезных вложений. Но и этого бывает мало. Питомник — это не просто бизнес на собаках, это, прежде всего, любовь и преданность данной породе. Иметь питомник — это значит болеть душой за породу в целом и за своих собак в частности. Нужно грамотно и с полной ответственностью подходить к подбору и отбору собак, поддержанию их рабочих качеств и соответствия экстерьеру… И есть еще много других сторон этого дела, и все это складывается в кропотливый ежедневный труд. И только люди недалекие, ленивые или завистливые могут считать его блажью или баловством.

Пролетарский же призыв: «…эгоистический подход старого времени должен быть заменен современным… Заводчики должны поставить себе задачей не только вывести первоклассных собак, но и дать их массам», был и верен и порочен одновременно. Подчеркивалась ответственность заводчиков за их «произведения». И в то же время, подразумевалось, что все без исключения, любители породы должны получить возможность иметь такого красивого, элегантного и замечательно работающего «островного интеллектуала», каким является ирландский сеттер.

Ирландец был изначально выведен для красивой спортивной охоты-отдыха. В первую очередь, на такую пернатую «мелочь», как бекас, дупель, вальдшнеп. Не стоит забывать о назначении данной породы. Так, например, истинные знатоки и поклонники этой породы считают кощунством работу с ирландцем по утке.
Ирландский сеттер наиболее подходит в компаньоны интеллигентному охотнику-спортсмену, способному получать удовольствие и от общения с собакой и от действа охоты. Категорически противопоказан ирландец разного рода «добытчикам». Для охоты «за мясом» существуют множество других пород (из легавых — так называемые «континентальные», универсальные немецкие курцхаар и дратхаар).

Социализм с его уравниловкой и понятием «общественный» сыграл свою негативную роль в однобоком развитии породы. Существовавший уклад делил охотничьи клубы на секции и секторы. Всю основную работу с породой вели энтузиасты-общественники (как водится, совершенно бесплатно). Они вели учет членов секции, составляли планы вязок, вели запись на щенков, осматривали пометы, организовывали и проводили выставки и полевые испытания, вручную заполняли кучи бумаг, сдавая затем весь материал кинологу клуба (кстати, сидящему на фиксированной зарплате). Кинолог, в свою очередь, ставил печати и осуществлял связи с Москвой, центром. Членом клуба мог стать любой человек, имеющий охотбилет.

Так, многие любители сеттеров вынуждены были приобретать охотбилеты и ежегодно платить взносы в охотколлективы только ради того, чтобы иметь любимую собаку. Стоит ли говорить о том, что из каждых ста таких «охотников», лишь десять, может быть, охотились с собакой на самом деле. Еще какое-то количество любителей породы не охотились вообще, но натаскивали собак и регулярно выступали с ними на полевых испытаниях и состязаниях Клуба. А остальные владельцы просто любили своих рыжих питомцев, получали удовольствие от общения с ними и не участвовали ни в каких «клубных интригах», довольствуясь внеплановыми вязками.

Клуб ирландского сеттера

Надо отметить, что эта система существует и по сей день, несмотря на то, что РКФ вступила в FCI, а старейшие охотничьи клубы стали ее партнерами.
Если посмотреть на такое «клубное разведение» с точки зрения логики, возникает масса вопросов

Как может руководитель породы или «племенник», или «ответственный за поле» управлять и руководить не принадлежащими ему лично собаками, а, тем более, их владельцами? Собака — это частная собственность ее владельца. Он может добровольно (и только добровольно) вступить с ней в клуб, также добровольно участвовать в выводках, выставках и решать самому вопрос о целесообразности натаски или разведения своей собаки. Далеко не всякий может быть хорошим заводчиком. На деле же получается, что владельцы подходят к вопросу получения потомства более чем легкомысленно, совершенно недооценивая всю ответственность данного мероприятия. Ведь для того, чтобы получить и выкормить помет здоровых породистых щенков, требуются серьезные и материальные и физические резервы. Кроме того, необходимо запастись безграничным терпением и любовью.

Почему-то в охотничьем собаководстве до сих пор бытует ошибочное убеждение, что завести щенков, это значит легко нажиться. И до сих пор клубные общественники пытаются бороться с ростом цен на собак. В наше время дорожает все — горючее, электроэнергия, продукты, вещи. Так почему охотничьих собак нужно раздавать за символическую плату? Учтем, например тот факт, что натаска охотничьей собаки резко дорожает из года в год, и никто почему-то не протестует против этого (бывают случаи, когда стоимость натаски превышает стоимость собаки в 5-6 раз). А как быть добросовестному заводчику, который «вложился» в своих щенков максимально: отлично их вырастил, дал хорошую рекламу, сделал необходимые прививки, проклеймил их. Почему он не может подать щенка за его реальную цену, чтобы хотя бы покрыть свои затраты?

Как в старой России, так и во всем мире существовала и существует поныне система питомников. Питомники осуществляют племенное ведение породы, обмен материалом с другими питомниками, демонстрируют свои достижения на выставках по всему миру

Каждый уважающий себя питомник имеет свой сайт или домашнюю страницу в Интернете. На сайтах размещается разнообразная информация, и, в первую очередь, фотографии и родословные лучших представителей питомника с перечислением титулов и достижений. Подается информация о планируемых или имеющихся пометах. Даются координаты для удобной и быстрой связи (e-mail, ICQ, телефон, факс). Нередко на сайтах можно найти различные конференции или форумы для широкого обсуждения волнующих вопросов. Увы, на сегодняшний день наши «охотники» остались на том же уровне, что были до вступления России в FCI. Кстати говоря, не в пример им, и «служебники» и «декораты» сразу восприняли новое (хорошо забытое старое), быстро сориентировались в ситуации, зарегистрировали питомники, импортировали производителей и теперь уже имеют собак, успешно конкурирующих с зарубежными.

Как правило, питомники попородно объединяются в Клубы, которые занимаются организационной работой. А клуб — это лицо породы. Чтобы привлечь питомники к объединению, клуб должен не только требовать, но и давать. Это может быть и организация выставок по существующим правилам РКФ, и организация полевых испытаний и состязаний, организация школ специалистов-натасчиков и заводчиков, школы экспертов, организация поездок в другие города и страны. Также очень важны в работе клуба общее представительство, подача информации и рекламы о структуре клуба, о питомниках в его составе, об имеющихся и планируемых щенках и т.п. Клуб поддерживает прямые связи с РКФ и обеспечивает входящие в его состав питомники всей новой информацией и образцами документов регулярно и своевременно. При этом не может быть никаких искусственных ограничений и никакой обязаловки. А также должны быть исключены «общественные начала» из деятельности клубов. Нужно понимать, что собаководство — это не забава, а великий труд, за который нужно получать деньги (что, кстати, всегда отличало профессиональный труд от любительства).

Итак, выйти из кризисной ситуации мы можем путем создания целой сети частных питомников, усиленным импортом производителей из лучших мировых питомников, тщательным подбором и отбором, самостоятельным ведением племенной документации и учета, а также демонстрацией достижений собак питомника, как на российских, так и на зарубежных выставках. Очевидно, что только в таких условиях возможна нормальная племенная работа с породой. Когда человек кровно заинтересован иметь и производить лучшее, а не гнаться за количеством. Пусть ирландских сеттеров будет мало, но высокого качества. Тогда и щенки вряд ли будут попадать к случайным людям. Только так можно возродить русского ирландского сеттера и поднять уровень породы до мировых стандартов.

Новые статьи